суббота, 21 мая 2011 г.

“Пропадаю до востребования” и клинические исследования компании “Герон”


From 28 October 2010 StemCells&AtomBombs: Rotting on Remand and the Geron trials




В тот день я стоял перед судьей
И тот отказался освободить меня под залог
Я понял, что буду ожидать дня суда за решеткой
Когда они выводили меня из зала суда
Я кричал, что справедливости не существует
На что судья мне дал ответ:
“Суд судит не по справедливости, а по закону”
... Меня арестовали по подозрению в том,
чего я не делал
И вот я здесь, сижу за решеткой и жду, когда же наступит день суда
Обществом придумано это странное и жестокое наказание:
Пока осужденного оправдают, он пропадает до востребования
В ходе клинического исследования с применением стволовых клеток был вылечен первый пациент– Новости Си-Би-Си (CBC News)

“Когда в 1999 году мы только начали работать с человеческими эмбриональными стволовыми клетками, многие пророчили, что проидет не одно десятилетие, прежде чем клеточная терапия будет одобрена для клинических исследований”, - сказал в своем заявлении доктор Томас Б. Окарма, президент и генеральный директор калифорнийской компании “Герон”.
Находясь на стадии технологической разработки, медецинский препарат еще не скоро будет одобрен и выпущен на рынок. И даже если все пойдет хорошо на начальном этапе исследования, препарат ожидают долгие годы проверок на эффективность.



Я знаю наверняка, что чувствует герой этой песни. Каждый, кому доводилось стоять перед доктором, который выносит приговор “хроническое заболевание”, поймет смысл этой песни.

В моем случае, на следующий день после операции доктор ясно объяснил мне, что я парализован, но учитывая, что стволовые клетки продолжают исследовать, у меня есть хорошие шансы на то, что в ближайшем будущем можно будет что-то сделать. И я пропадал до востребования.

Некоторые заключенные сдаются. Они отказываются принимать участие в жизни. Другие же, особенно в странах, где тюрьмы имеют более реабилитационный характер, продолжают жить нормальной жизнью. Они посещают школу, пишут книги, изучают закон и даже вступают в брак и наслаждаются встречами со своими супругами.

Но всех заключенных, независимо от того, как они решили продолжать свою жизнь в тюрьме, объединяет то, что они лишены полной свободы, почти так же как и те, кто страдает от хронических заболеваний. Они не живут полной жизнью, а лишь рационально используют время  – или же борятся с ним. В любом случае ты – заключенный.

Любые доказательства в пользу регенеративного влияния стволовых клеток при повреждениях спинного мозга, слепоте, боковом амиотрофическом склерозе, рассеяном склерозе, сердечной недостаточности и других заболеваниях будут бессмысленны, если дело так и не дойдет до непосредственного лечения людей. Что касается травм спинного мозга, то говорят, что здесь необходимо действовать осторожно, что они не могутсильно рисковать, поскольку у нас, в наших инвалидных креслах, все же есть “качество жизни”. Да, у нас может и есть это качество жизни, как у примерных заключенных, но все же, мы погибаем до востребования.

Я не говорю, что нужно идти на сумасшедший риск. Что я имею ввиду, так это то, что правительство должно принять на себя руководящую роль во всем исследовании, а не надеяться на “Герон” и их инвесторов (которые могут запросто сбежать, если апробация препарата провалиться). И уж тем более, я не предлагаю рисковать так, как рисковали при испытании первой атомной бомбы в Лос-Аламос. Тогда они шли на очень серьезный риск.

Так, один из исследователей поднял вопрос о возможности воспламенения атмосферы в следствии взрыва атомной бомбы. Другой же ученый вычислил, что это не возможно, после чего, исследовав этот вопрос еще немного, был сделан вывод, что “ воспламенение атмосферы не невозможно, но маловероятно”. Нужно сказать, что этот вопрос оставался открытым вплоть до того дня, когда была взорвана первая атомная бомба.

Возгорание атмосферы – довольно серьезная угроза, но они пошли на этот риск, чтобы одержать победу в войне.
Мы не должны соглашаться на роль примерных заключенных и терпеливо ждать. Мы должны объединить наши усилия, чтобы выиграть эту войну.

Translator - Alona Khorolskaya

Комментариев нет:

Отправить комментарий